Мегаполис-новости, №11, 13 марта 2002

 

У певца Александра Грина недавно вышел новый альбом "Одинокая душа", выпущенный "АРТЭС—рекордз".


— Александр, вот уже год прошел с тех пор, как в женские мартовские праздники вы в Гостином дворе спели с Монтсеррат Кабалье. Какие у вас впечатления от оперной примадонны? И не ревнуете ли вы к ней Колю Баскова, который спел с ней 7 марта?
— Нет, Николая к Монтсеррат не ревную. Они оба — оперные певцы. Я же — представитель популярного жанра и впервые после дуэта с Фредди Меркюри Монтсеррат Кабалье изъявила желание спеть со мной как с поп-певцом. Как у женщины у Монтсеррат, по-моему, очень сильное материнское начало. Все 3 дня, которые мы пели вместе, я нервничал, и она, чувствуя мое волнение, брала меня за руку, и мне становилось легко. С нами, кстати, пела и дочь Кабалье — Монтсеррат Морти. Я слышал ее два года назад и могу сказать, что ее мастерство растет. Конечно же, в первую очередь благодаря Монтсеррат-старшей, которая талантлива не только как мать, но еще и как педагог.
— Как сказывается курс доллара на творчестве певца с такой фамилией, как у вас?
— Хотите спросить, сколько я зарабатываю? Все зависит от количества концертов. Их немало в Москве, Санкт—Петербурге и других городах. Однако пока я еще не открыл собственный банк и даже не приобрел завод по производству часов.
— Раскройте секрет серьги, которая блестит у вас в ухе.
— Года два назад мне сказали, что будет прикольно, если я украшу себя какой-то искоркой. И я поддался. Когда я шел прокалывать ухо, мне объяснили, что в левом серьгу носят нормальные мужчины, а в правом — "с ориентацией". Надеюсь, я ничего не перепутал — серьга у меня в левом ухе.
— Вы весь такой фактурный. В модельном бизнесе не пробовали себя?
— У нас на юге все ребята во дворе либо музыкантами хотели быть (все играли на гитарах), либо боксерами. Я сначала пошел по творческой стезе (выступал в доме офицеров в Баку), потом пробовал совмещать кулаки и музыку (дрался с «дедами» в Ансамбле песни и пляски Закавказского военного округа), а потом уже снова окунулся в музыку, поступив в ГИТИС. Так что, если сейчас представится возможность рекламировать какую-нибудь спортивную марку одежды, с удовольствием выйду на ринг.
— В смысле — на подиум?
— Ой, да. Простите, оговорился.



— Если уж вы так круто сориентированы на женщин, что в правое ухо серьгу не наденете из принципа, то скажите, давно ли вы совершали поступки ради прекрасной половины?
— Последний совершил недавно. С утра перед пресс-конференцией нырнул на дно мутного бассейна. Туда девушка уронила кольцо и не могла его достать, потому что не умела плавать. Я его и достал. А если серьезно, то бассейн был не мутным, и кольцо достать мне труда не составляло. Однако несколько лет назад в Баку со мной произошел аналогичный случай. А поскольку дело было на море, то дно было действительно мутным, и многие парни ныряли за кольцом, но найти его удалось только мне.
— Она была вашей девушкой?
— Нет, она была просто моя знакомая.
— Как возник ваш дуэт с Ильей Резником?
— Мы познакомились на одном кинопроекте, который, к сожалению, пока не состоялся. Но дружба осталась, и то, что Илья предложил мне спеть свою балладу "Черный лебедь", тронуло мое сердце. Мой альбом к тому времени был уже готов. Над ним потрудились мои друзья Карен Кавалерян и Анатолий Зубков. Но «Черный лебедь» — именно та песня, которой мне не хватало. Мы на одном дыхании записали ее и сняли клип в Гатчинском дворце под Питером. Я сыграл драматическую роль — гусара, сраженного пулей любви в самое сердце. Клип сейчас идет практически на всех каналах ТВ.
— Вы играете гусара? А в жизни вам гусарство свойственно?
— Нет, я человек скромный и даже застенчивый. Со мной однажды приключилась такая история. Когда я был подростком и еще жил в Баку, то сфотографировал на свою «Юность» одну девчонку из нашего двора, которая мне нравилась. Фотография получилась потрясающая. Однако в то время я делал свои первые шаги на сцене — пел в нашем доме офицеров. Звездой я еще не был, и поэтому боялся, что меня отвергнет та единственная, о которой я постоянно думал. Вот почему заветную фотографию я решился подарить ей только недавно, когда встретил ее на своем концерте. Моя первая любовь, конечно, уже вышла замуж, но она мне призналась, что тоже была влюблена в меня, но боялась объясниться, втайне надеясь, что первый шаг сделаю я. Хотя с тех пор я понял, что нужно быть смелее и решительнее, все равно я таким не стал. До сих пор при виде красивой женщины краснею и бледнею, но не решаюсь сделать первый шаг.
— Тогда, наверное, потенциальные красотки на вас вешаются, как груши. Легко ли быть последним романтиком?
— К счастью, девушки, которым нравится мое творчество, достаточно интеллигентные особы. Все романы у нас происходят в Интернете. Я фанат компьютерных технологий, да и почту люблю просматривать. Однажды вышел из дома заплатить за мобильный телефон. По дороге от автомобиля до двери моей мобильной компании одна девчушка со словами:
"Привет, Саша", взяла меня за руку — да так, что рукав одной из моих самых оригинальных рубашек, батистовой, с вышитой орнаментом горловиной, от Армани, оторвался от плеча и повис у меня на локте. девушка, ее звали редким именем Азиана, оказалась не просто моей поклонницей, а инструктором по айкидо... А еще одна поклонница подарила мне прямо на концерте коробочку с тремя пушистыми котятами. Оказывается, в день моего рождения у нее разродилась кошка. Она решила, что таков знак свыше, и весь приплод отдала мне.
— То есть у вас теперь не дом, а кошкин дом.
— Кошек обожаю. Много лет со мной жил мой любимый кот Кеша. Причем он не мяукал, а говорил. Кеша прожил со мной 15 лет. Даже успел переехать из Баку в Москву. Мы с ним ладили. И теперь, после его кончины, я хочу завести животное — лучше всего снова кота. Но, к сожалению, я не могу уделять ему столько же времени, сколько Кешке, поскольку мой график гастролей и концертов достаточно плотный. Даже тех троих котят мне пришлось отдать знакомым артистам. Они, кстати, поладили с хозяевами.
 

Олеся БЕЛОВА,
Майя СЕРИКОВА